На главную Новости Школа История Музей Конкурсы
Гостевая книга / Электро-почта /
ПО ПОЛЮ ТАНКИ ГРОХОТАЛИ, или ЗАПИСКИ ПАЦИФИСТКИ

Все уже давно привыкли к выстрелам. Они повсюду: в кино, новостях, да и в жизни. Мне, как, думаю, и многим другим, казалось, что стрелять из настоящего боевого оружия так же просто, как из игрушечных пистолетиков. Жмёшь на курок, и вылетает пластмассовая пулька. Но…

Когда я оказалась на шиловском полигоне вместе с ребятами из военно-патриотического клуба «Комбат», мне, как пацифистке по натуре, показалось дико, что на полигоне танки ходят, как машины по городским магистралям, только светофоров нет, зато везде вдоль дорог развешаны знаки «Осторожно, танки». Да и настоящий автомат показался мне просто огнедышащей машиной. Здесь я впервые увидела орудия смерти, а главное ощутила эту самую смерть где-то рядом.

Те же эмоции испытывали и ребята, которые так же, как и я, впервые взяли в руки боевое оружие, кроме, пожалуй, совсем маленьких мальчишек, ещё не осознавших всю опасность. Зато курсанты клуба «Комбат» чувствовали себя совершенно спокойно, ведь им уже не впервой приходились прижимать к груди холодный корпус автомата. По словам директора клуба Павла Николаевича Кузнецова, его ребята ежегодно по несколько раз выезжают в Шилово, и это, не считая постоянных тренировок в тире. Может быть, поэтому в их глазах ясно читался лишь азарт: ведь никто не учит мальчишек убивать людей, они стреляют по мишеням, с той лишь разницей, что из настоящих автоматов и пулемётов.

Но во мне вдруг тоже проснулось какое-то детское любопытство. А что будет, если я всё-таки выстрелю? И вот в моих руках автомат Калашникова АКС 5,45. Приклад прижимаю к плечу, оказывается, что главное — это не нажать на спусковой крючок, а просто удержать автомат. Мне показалось, что в моих руках невозможная тяжесть. Делаю выстрел. Сразу закладывает уши от оглушительного хлопка, в правом плече резкая боль от приклада. Оказывается, у боевого оружия сильная отдача. Ещё выстрел, потом ещё и ещё. Чувствую, что вхожу в раж. Правда, приходится каждый раз зажмуривать глаза, так что о попадании в мишень не может быть и речи. Через некоторое время заканчиваются патроны, и я перехожу на следующий огневой рубеж. Здесь уже пулемёт Калашникова ПКМ 7, 62. Он гораздо больше по размерам и стреляет целыми очередями. Правда, об этом я узнала лишь тогда, когда нажала на курок. Меня вдруг начало колотить от сильной отдачи, а дуло повело куда-то резко вверх. Расслышала я только голос старшего лейтенанта, командовавшего стрельбами: «По самолётам не надо!» Тут патроны закончились, и я, оглушённая выстрелами, покинула огневой рубеж. И честно, говоря, у меня не осталось ощущения, что держала в руках орудие смерти и стреляла боевыми патронами. Но чётко для себя уяснила, что вояка из меня плохой, что ж поделать, если я пацифистка.

Маргарита Харина,
рис. Михаила Неймана

Назад



На главную
/Редакция / Новости / Школа / История / Музей / Конкурсы /